Водка золотое руно


Чудо — водка "золотое руно" — DRIVE2


Интересное про водку!

Произошло это во Владивостоке, в Дальневосточном научном центре Академии наук СССР, в конце 70 – начале 80-х годов. Уже упоминавшийся в моих предыдущих статьях (см. «Химию и жизнь – XXI век», 1997, № 11 и 12) И.И.Брехман и его сотрудники обратили внимание на то, что многие люди, пробовавшие водку корейского производства, настоянную на женьшене, не испытывают похмелья. Менее выраженные последствия алкогольного перебора отмечали также любители других настоек– отечественной зубровки, немецкой водки, настоянной на инжире, и особенно горькой настойки «Золотой рог», содержащей экстракт корней элеутерококка, а также любители самоделки – настойки корня родиолы розовой, называемой в народе золотым корнем.
Дальневосточные ученые рассудили следующим образом: чистая водка – это яд, а вещества, ослабляющие ее вредное действие, – противоядия. Это умозаключение подтверждали некоторые примеры из истории. У средневековых лекарей всегда под рукой было универсальное противоядие, которое состояло исключительно из растений.
Называлось такое средство «териак». Некоторые териаки включали в себя до 70 различных трав, корней и цветов. Согласно первой германской фармакопее, в состав териака входили 12 компонентов: ангеликовый корень, валериана, цитварное семя, корица, кардамон, опий, мирра, мед и другие. Такая фитокомбинация давала, в частности, очень хороший эффект после тяжелых, продолжительных застолий.
Осмыслив это, ученые отбросили сомнения и принялись за работу. Первым делом они навалились на элеутерококк. И очень быстро установили, что экстракт корней элеутерококка вдвое увеличивает смертельную дозу этилового спирта, то есть уменьшает его токсичность. А крыс, отличающихся от своих сородичей повышенным алкогольным аппетитом, превращает в абсолютных трезвенников. Окрыленные успехом ученые помчались в наркологическую больницу с пузырьком удивительного экстракта. Результаты несколько охладили их пыл: вылечить алкоголизм с ходу не удалось. Тем не менее продолжительность воздержания от алкоголя у лиц, получавших экстракт, была вдвое больше, чем у тех, которым давали похожую на экстракт обманку.
Получив эти результаты, профессор Брехман направил свой взор на красное виноградное вино. Он рассуждал логически: в тех местах, где выращивают виноград и испокон века пьют вино, алкоголя в среднем на одного человека приходится не меньше, чем в тех местах, где обитают почитатели водки. И все же алкогольных проблем у любителей вина куда как меньше. Например, в застойно- запойные времена грузины не знали, что делать с единственным на всю Грузию вытрезвителем. Он никогда, даже во время самых крупных праздников, не заполнялся больше чем на одну треть.
Значит, решил Брехман, в вине есть нечто, что защищает организм от спирта. И оказался тысячу раз прав. Работа вновь закипела. На этот раз экстракт приготовили из отходов винограда и назвали его «каприм». В опытах на крысах каприм, подобно экстракту элеутерококка, резко уменьшал и смертельное, и опьяняющее действие этилового спирта, а животных, выпивавших до этого больше других, превращал в трезвенников.
Дальше –больше. Выяснилось, что каприм притормаживает окисление спирта до уксусного альдегида и одновременно ускоряет окисление последнего. Иными словами, каприм избавляет организм от самого вредного продукта превращений этилового спирта.
Прослышав о таких вещах, к исследованиям Брехмана добровольно подключились специалисты из других лабораторий. Крыс извели множество, но установили, что волшебный экстракт ослабляет буквально все плохие свойства алкоголя. Кроме того, каприм повышает устойчивость крыс к самым разным вредным воздействиям химической, физической и биологической природы. Он помогал животным выживать в условиях сверхтропической жары, спасал их от отравления различными ядами и повышал способность к тяжелой мышечной работе.
Опыты перенесли на людей-добровольцев. Добровольцами выпало быть чукчам – ярким представителям монголоидной расы, которая отличается от европеоидной непереносимостью алкоголя из-за генетических особенностей ферментов, перерабатывающих этиловый спирт. А для сравнения взяли русских из тех же мест – с Чукотки. Дело в том, что ради чистоты эксперимента требовалось найти район, изолированный от поставок любых других спиртных напитков, кроме тех, свойства которых нужно было проверить. Чукотка с завозом всех благ цивилизации раз в год оказалась идеальным полигоном для экспериментаторов. Так вот, профессор Брехман со своими товарищами взял водку, добавил в нее каприм и, заручившись поддержкой высоких партийных властей, завез ее на Чукотку. Для чистоты эксперимента все остальные водки, еще не допитые с прошлого года, оттуда вывезли. Результат был поразительным: чукчи начисто утратили свою алкогольную ущербность и пили наравне с такими закаленными бойцами алкогольного фронта, как русские. Брехмановская чудо-водка носила название «Золотое руно».

Водочная одиссея

Дальнейшая эпопея сорокаградусного «Золотого руна» заслуживает своего Гомера. Вокруг новой водки развернулись баталии с вмешательством олимпийских небожителей из ЦК КПСС и правительства СССР. Бывший председатель Госплана СССР и одновременно бессменный член комиссии Политбюро ЦК КПСС по борьбе с алкоголизмом Н.К.Байбаков недавно признался, что об антиалкогольном действии экстракта узнал непосредственно от профессора Брехмана и расценил эту информацию как перст судьбы.

«Захватив с собой одну бутылку водки с капримом, – пишет Байбаков, – я прибыл на заседание комиссии, чтобы рассказать о результатах работ, проведенных учеными, и наглядно продемонстрировать продукцию с тем, чтобы внести предложение о производстве и реализации этой водки в одном из районов страны.

Один из членов комиссии, заведующий Отделом ЦК КПСС Б.И.Гостев, увидев принесенную мной бутылку, выхватил ее у меня и унес к себе в кабинет, мотивируя тем, что приносить водку в здание ЦК КПСС неудобно.

На заседании комиссии под председательством А.Пельше я рассказал присутствующим о целесообразности производства и возможности употребления водки с капримом. Членам комиссии эта информация показалась убедительной, и они согласились с моим предложением. Как-то в конце субботнего дня ко мне в кабинет пришел мой первый заместитель Н.И.Рыжков с проектом государственного бюджета на очередной год и рассказал о трудностях, которые возникли при его разработке.

– Одна из причин, – пояснил он, – это снижение производства спиртных напитков.

Николай Иванович был возбужден до предела. Его поджимали сроки, необходимо было представлять план, а сделать этого он не мог, беспокоила несбалансированность плана. Тогда я рассказал ему о водке с капримом и предложил испытать действие водки на себе, сказав, что если с нами случится беда, то на работе это не отразится, ведь завтра воскресенье и день не рабочий. Скрепя сердце он согласился, и мы вместе с ним опорожнили эту бутылку, закусив яблоком. Домой уехали навеселе. Утром следующего дня я не ощутил ухудшения самочувствия и подумал, что, если бы мне пришлось выпить в таком количестве обычной водки, я был бы неработоспособным и, наверное, лежал бы в постели. В понедельник утром, перед тем как приступить к работе, узнал у Николая Ивановича, что и он чувствовал себя превосходно. Это обстоятельство в значительной мере побудило меня активнее взяться за проведение широкого эксперимента». Надо полагать, что самоотверженные опыты с новой водкой ставили на себе и другие представители советской и партийной элиты. Судя по всему, напиток действовал без осечки. Результатом стало решение испытать действие водки с капримом на широких массах трудящихся в одном из отдаленных регионов России. Так появился на свет проект под вычурным названием «Полигонные испытания действия крепкого алкогольного напитка «Золотое руно». Тогдашний секретарь обкома Магаданской области Н.Мальчиков с радостью и энтузиазмом откликнулся на зов, и работа закипела.

В Кахетии изготовили партию водки «Золотое руно» и быстренько доставили в Магадан. Для испытаний выбрали два достаточно изолированных района Магаданской области с 59 населением по 8 тысяч человек и одинаковой заболеваемостью алкоголизмом (около 10% населения). В контрольном Ольском районе ассортимент алкогольных напитков остался прежним, а в соседний Северо-Эвенкский район завезли только «Золотое руно»: в этом районе, кроме новой наукоемкой алкогольной продукции, выпить было нечего. Испытания были рассчитаны на два года. Но ровно через десять месяцев грянуло Постановление ЦК КПСС и Совмина о преодолении пьянства и алкоголизма. На испытателей моментально обрушился вал директивных предписаний прекратить спаивание населения. Но поезд уже ушел:

«Золотого руна» завезли в расчете на два года, и оставалось только ждать, когда народ его оприходует. Тем не менее все исследования были насильно прекращены, и народ продолжал уничтожать новый напиток безнадзорно.

Остались лишь результаты за десятимесячный отрезок времени. И они были потрясающими. В контрольном Ольском районе потребление алкоголя продолжало увеличиваться, а в Северо-Эвенкском снизилось на 27 процентов. Переход населения на новую водку привел к резкому уменьшению количества пьяных и бытовых травм, а самое главное, вдвое снизилось число алкогольных психозов. Произошла и еще одна, не совсем понятная вещь – резко возросло количество обращений к врачам поликлиник и районной больницы по поводу самых разных заболеваний. Сами врачи расценили это так: у трезвеющего народа появилось свободное время, и он стал больше следить за своим здоровьем.

Слух о чудо-водке, которую хлещут эвенки, облетел весь Дальний Восток. Все желали тоже стать подопытными. Нефтяники и газовики, работающие за сотни верст от подопытного района, снаряжали туда вертолетные экспедиции. В итоге двухлетний запас легендарного напитка был уничтожен за полтора года.

Окончился эксперимент драматично. Его проглотил другой широкомасштабный эксперимент партии и правительства над всем народом. Когда во Владив

www.drive2.ru

Уникальный эксперимент над людьми. Или


 

Водка «Золотое руно» колымского разлива 

Северо-Эвенский район - одно из самых изолированных мест Магаданской области. Добраться сюда можно только воздухом или морем. А по зимнику - не каждый отважится. 
Когда начиналась навигация, один из первых пароходов завозил в Северо-Эвенский район  вместе с продовольствием стратегически важный продукт - водку.  Местные жители, чтобы выпить свеженькой спешили на разгрузку, как прозвали в народе - пьяного парохода. Однажды им пришлось не сгружать, а загружать алкоголь на пьяный пароход. Так в 1984 году в Северо-Эвенском районе начался эксперимент века. Из магазинов района убрали  обычную водку. А заменили ее беспохмельной, с романтичным названием «Золотое руно».
 
Сперва выпили в Кремле
 
Началось все в Дальневосточном отделении Академии наук, где ученые, во главе с профессором Израилем Брехманом объявили войну алкоголизму. Они впервые в СССР стали  всерьез изучать адаптогены - вещества, повышающие иммунитет человека. К таким, к примеру, относятся элеутерококк и женьшень. Опыты показали: если крыс-алкоголичек поить водкой с добавлением адаптогенов, то у них пропадала тяга к «зеленому змию». Но поставить такую водку на промышленный конвейер, означало пополнить Красную книгу. Всего элеутерококка и женьшеня на планете едва хватило бы, чтобы напоить миллион человек.
Ученые стали искать сырье, чтобы получить адаптогены в больших количествах. Поиски привели их в Кахетию, где алкоголя потребляли не меньше чем в других краях, но при этом напрочь отсутствовал алкоголизм. На след навели так же американцы, которые закупали красное кахетинское вино для своих подводников. Было очевидным, что вино окружено каким-то веществом, снижающим негативное действие алкоголя. Его в конце концов обнаружили в виноградной кисточке и назвали «каприм» (соединив слова Кахетия и Приморье).
Испытания на крысах-алкоголичках прошли успешно. Каприм спасал спившихся грызунов от отравления ядами, помогал выживать в условиях сверх тропической жары. При этом облагораживал все плохие стороны алкоголя. Дальневосточный институт подал заявку на изобретение, препятствующее патологической тяге к алкоголю. А их грузинские коллеги разработали на основе каприма водку «Золотое руно».
Оставалось провести эксперимент на людях.

Два года Брехман и его команда пробивали разрешение на эксперимент. Атаковали Госплан СССР и президиум Академии наук. К исследованиям подключился институт им. В. П. Сербского, где еще раз подтвердили целительность препарата. Но высокие партийные работники страны по-прежнему не разрешали ставить опыты на людях. И вряд ли позволили, если бы особую водочку не попробовали в Кремле.
О живительном свойстве каприма узнал член комиссии Политбюро по борьбе с алкоголизмом Николай Байбаков. Он даже принес бутылочку водки на заседание комиссии. Байбаков хотел продемонстрировать продукцию и предложить провести эксперимент в одном из районов страны. Не тут-то было! Бутылку выхватили у него из рук, мотивируя тем, что приносить водку в здание ЦК КПСС аморально. Но на эксперимент бойцы со змием все же согласилась, тем более, что благотворительное действие водки опробовал на себе секретарь ЦК Николай Рыжков. Распив с Байбаковым в кабинете бутылочку и закусив яблочком, Николай Рыжков на следующий день чувствовал себя превосходно. «Это обстоятельство (самочувствие Рыжкова - прим. авт.) побудило меня активнее взяться за проведение эксперимента», - писал в воспоминаниях председатель Госплана СССР Николай Байбаков.  

«Руно» из груш на 12 тысяч душ
 
В 1983 году секретное постановление ЦК разрешило водочный эксперимент.
В деревне Большое Лило под Тбилиси построили для этого спецзавод. «Ученых в Лило встречали, как космонавтов, ведь для завода в деревню подвели железную дорогу и водопровод», - рассказал ученик Брехмана, ответственный исполнитель эксперимента Александр Буланов.
Водку стали делать на фруктовом спирте (даже при протеже Госплана завод не получил фондового обычного спирта), решив еще одну проблему - куда девать груши, которые при Сталине насадили по всей республике. От груш вкус у руна был немного терпким, а с добавлением каприма становился весьма специфическим.
«Золотое руно» ящиками отправляли на пробу в Москву. В Кремлевском буфете его разгружали кандидаты медицинских наук.

Полигоном для испытаний выбрали Северо-Эвенский район Магаданской области, как самый закрытый и отдаленный в СССР. Условия испытаний были простыми: во всех магазинах изъяли обычную водку и заменили ее беспохмельным «Золотым руном».
«Водяры завезли в район на два года, - рассказал руководитель полигонных испытаний в Северо-Эвенском районе Мирон Этлис, - на прилавках оставалось еще вино и шампанское, но народ покупал алкоголь по сложившейся вековой пропорции, предпочитая водку».
За ходом эксперимента негласно следил КГБ, а собирали данные местные медики и отряды приезжих врачей из Владивостока. Медики замаскировали обследование населения под всеобщую диспансеризацию, которую часто проводили в те годы в СССР.


Мирон Маркович Этлис

«Ругани было много, - рассказал Александр Буланов. - Умерла бабка под забором. Обвиняют нас. Отписываемся в инстанции, что старуха алкоголичка выпила три бутылки, а это передозировка, «Руно» здесь не причем».
По научным отчетам за 11 месяцев эксперимента в районе (где 12 тысяч человек) потребление алкоголя упало на 27%. Опять же – по научным отчетам - полностью исчезли алкогольные психозы, а зарегистрированные 4 случая белой горячки были «импортными» (от алкоголиков из соседних районов). Отчеты удивляют. Так называемая «бытовуха» - преступления в опьянении - значительно уменьшилась. Мужики перестали бить жен и устраивать поножовщину с собутыльниками. Возросли производственные показатели. Войти в «штопор» от руна невозможно, - говорили ученые и писали об этом в спецжурналах. Но так ли это было на самом деле?
 
Говорят подопытные
 
- Мне не знакомы результаты эксперимента, - рассказала Зоя Кочаток, работавшая во время эксперимента врачом психиатром-наркологом Северо-Эвенской центральной районной больницы. - Я общалась с алкоголиками, они «Руно» не любили.  Поступает в отделение алкаш с абстинентным синдромом, спрашиваю его, - что пил? Отвечает, - «шерсть»! Мне все понятно.
- Получается, «Руном» напивались?
- Напивались. Более того, эта водка давала белую горячку не меньше, чем обычные крепкие спиртные напитки. Что преследовала наука? Внедрить новое спиртное и посмотреть, дает ли оно белую горячку? Как люди переносят эту водку? Какая токсичность? Скажу вам, что разницы не было. И до эксперимента, и во время него мы регистрировали в год по 22 случая белой горячки. Меньше люди пить не стали. Количество психозов не уменьшалось. В те годы я была единственный врач нарколог, с опытом и высшей категорией в районе. Конечно, с интересом наблюдала, что из этого выйдет. Но не нашла разницы в болезненном состоянии алкоголиков. Они могли входить в штопор и с «Золотым руном».
Алкоголики сразу прозвали целебную водку «шерстью», а себя - подопытными кроликами. «А ну-ка, дай кролику шерсти», - обращались к продавщицам. В Северо-Эвенском районе у любителей беленькой был свой язык, заслуживающий отдельного исследования культурологов. До руна в районе продавали импортный ром с негром на этикетке. Его прозвали «губастик». А бутылку с красующейся негритянкой называли «Зоей Кузьминичной». Так увековечили имя любимого нарколога местные алкаши.

Поначалу «шерсть» в районе шла на ура. Ее целебные свойства разрекламировала шикарная по тем временам этикетка с греческим корабликом. Руно продавали только в Северо-Эвенском районе, а слава гремела на всю Колыму. Бутылка с капримом была экзотикой. Ее вместе с икрой и красной рыбой брали в отпуск на большую землю как гостинец. Чиновникам в Магадан доставляли «Руно» по особым заказам.
«На вкус водка отдавала кофе и напоминала перцовку, - признался житель поселка  Эвенск Виктор Смирнов, во время эксперимента прилично закладывавший. - Хмель от руна наступал очень быстро, с него много людей попадало к Зое Кузьминичне».
Руно пробовали перегонять. Но почему-то предпочитали первач из мази от комаров «Дэта». Это было колымским ноу-хау. Вытаскивали на мороз лом и лили на него «Дэту». Вся фракция примерзала к металлу, а с кончика ломика капал чистый спирт. При перегонке «шерсти», как вспоминают мужики, спирт получался неважный.
Лидия Костылева в то время работала мастером ЖКХ в Эвенске. В ее подчинении находилась самая пьющая категория мужиков - слесаря. «С сантехниками работаю всю жизнь, - поведала Л. Костылева, - они как  пили, так и пьют. Такого, чтоб от водки производительность увеличивалась, я не видела».


 
Судьба эксперимента
 
Судьба эксперимента оказалось драмой для ученых. Летом 1984 году Мирон Этлис повез результаты исследования в Москву, чтобы передать все материалы Михаилу Горбачеву. В институте им. В. П. Сербского ему посоветовали в помощь профессора Н. Копыта, который постоянно ездил в ЦК партии. Копыт с документами Этлиса отправился в Кремль. А дальше - как в кино. По дороге в  машине у профессора случился инфаркт. Портфель с результатами по ошибке попал в руки члену Политбюро Егору Лигачеву. Звонок Лигачева в обком партии Магадана был коротким: «Мы принимаем «сухой» закон, а вы экспериментируйте?! Все прекратить!» На следующий день испытания, рассчитанные еще на один год, свернули. Израиля Брехмана  записали в «черные списки» пропагандистов  «культурного пития».
Как только грянуло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о преодолении пьянства и алкоголизма, в Северо-Эвенском районе оставались приличные запасы «Золотого руна». Рассказывают, что в соседних регионах снаряжали вертолетные экспедиции на Колыму за «Золотым руном». Но его уже продавали по талонам.
 
И еще несколько воспоминаний о «Золотом руне»
 
Некоторые приезжали на Колыму не только за длинным рублем, но и как поется в песне - за туманом и за запахом тайги. И некоторые оставались жить и работать в Северо-Эвенском районе не из-за длинного рубля и погоды, а, прочувствовав уникальную атмосферу северного юмора, которая царила в этой части колымского края. Только здесь в советские годы реально работали хирург с фамилией Зарезаев и патологоанатом по фамилии Могильный. Только здесь местные алкоголики прозвали импортный ром в честь своего нарколога, а импортную рисовую водку - «чигриневкой» - по фамилии грузчика Райпо, которого, рассказывают, не брали ни болезни, ни спиртные напитки.
Василий Костылев во время эксперимента с «Золотым руном» работал водителем, доставлял грузы геологам. Он вспоминает, что мужчины Эвенска подшучивали над женщинами, поговоркой «Зачем тебе хна? Выпей руна и станешь рыжей до утра». А еще северяне, очень любившие произведения Джека Лондона, под эксперимент переиначили четверостишие из одного его рассказа: «Как «алконавты» в старину, спешим мы, бросив дом, летим, тум-тум, тум-тум, тум-тум, за Золотым руном». Пели такую шутливую песню вертолетчики, кто летал в Эвенск исключительно за спиртным.
Вообще, как вспоминает Василий Костылев, в Северо-Эвенском районе пили очень много. К примеру, бригада проходчиков из 20 человек опустошала 25 ящиков водки буквально за две недели. И случалось, что из какой-нибудь старательской артели люди шли пешком десятки километров в поселок Эвенск. А все для того только, чтобы купить водки.
По воспоминанию другого коренного жителя Эвенска Сергея Сайгушева, на вкус «Золотое руно» напоминало водку «Стрелецкую» с кофейным привкусом. Он утверждает, что хмель от «Руна» наступал намного быстрее, чем от обычной водки.


Виктор Николаевич Проказин

Напоследок еще одно воспоминание об эксперименте века - от Виктора Проказина, долгие годы проработавшего главой администрации Северо-Эвенского района, а в середине 1980-х годов бывшем первым замом председателя райисполкома:
«Когда в район привезли Золотое руно - этот напиток понравился всем. Целебные свойства водки рекламировала этикетка. По аннотации она была настояна на травах 6-8 наименований. Людям ее пропагандировали как водку, которая и лечит, и от которой голова не болит. Всем она нравилась своим хорошим вкусом, но поначалу. Со временем вкус и запах у «Золотого руна» менялся на противоположный. Водку нельзя было долго выдерживать - у нее выпадал осадок. А запасы «Золотого руна» в Северо-Эвенском районе были годовые, другой водки не было. Люди знали, что над ними экспериментируют - об этом сообщали газеты, ученые ничего не скрывали. Употреблявшие чудо-водку заявляли, что вправду после одной бутылки на утро голова не болела. А если пить больше, скажу вам, то от любого крепкого алкогольного напитка будет суровое похмелье. «Золотое руно» пытались перегонять, фильтровать, отдельные умельцы настаивали его на своих добавках. Слава о беспохмельном «Золотом руне», настоянном на травочках гремела на всю Колыму. А когда эксперимент свернули, остававшиеся запасы руна разошлись исключительно по блатным».
 
Текст Николая Добротворского
 
 

gorozanin.livejournal.com

Изобретатель «Золотого руна» - JuryOnyxman — LiveJournal

В одном из своих постов я публиковал свое многолетнее журналистское исследование об уникальном эксперименте на Колыме: как ученые Приморского края, изучая адаптогены, изобрели беспохмельную водку (алкогольный напиток на основе грушевого спирта и вещества «каприм»), а испытали ее на жителях Северо-Эвенского района Магаданской области. Лабораторией ученых-изобретателей руководил Александр Буланов.

У меня осталось интервью с  Александром Булановым, нигде ранее не опубликованное. Беседа состоялась в Москве в 2003 году.


- Александр Евгеньевич, все-таки, есть ли у русских культура питья? Своя идеология?

- К сожалению, у нас дурно воспитан народ. У него вбито в голову, мол, русские любят чистую водку, а вот англичане дураки, поскольку пьют в основном крашенные напитки: бренди, коньяки и виски. Оказалось, что с точки зрения медицины как раз англичане и не дураки.

Дело в том, что алкоголь нуждается в протекции. Организм человека должен принимать не чистые атомы этанола. А в сочетании с чем-то. Это сочетание как раз есть результат 800-летнего опыта производства крепких алкогольных напитков, которые выработали англичане. К сожалению, такая алкогольная идеология пока в нашей стране не прижилась.

- Вернемся к эксперименту с «Золотым руном». Правда, что его проведение пробивали на самом высоком уровне? И на этот уровень ученым пришлось проставляться?

- Все правда. Подготовка эксперимента шла на уровне руководства страны. Я лично подавал ящики с экспериментальным напитком в Совет Министров СССР. «Золотое руно» поступало в Кремль регулярно, шесть месяцев подряд.

Я тогда был главным ответственным исполнителем за эксперимент. С профессором Израилем Брехманом мы работали в академическом институте (биологически активных веществ Дальневосточного отделения АН СССР). Он руководил отделом, я же - лабораторией, где создавали каприм.

- А как нашли это вещество?

- Идея была очевидной. Чистый алкоголь вредит организму. А если знать, что в него добавить? Искать начали в области классического виноделия. Поехали в Грузию. Выяснили, что при производстве вина и коньяков везде участвует определенное соединение вещества. Выделили его, провели эксперимент на крысах. Получили великолепные результаты. Вот тогда и стали думать о том, что любую водку можно превратить в хороший коньяк. И начали стучать во все двери.

Израиль Брехман написал письмо в Политбюро. Началось движение. В Политбюро понимали, что нельзя спаивать народ и при этом строить коммунизм. Поэтому наше предложение им показалось интересным. Впервые было принято дать зеленый свет нашим исследованиям в 1982 году на специальном совете наркологии (на нем я выступил с докладом). После этого завязались переписка, согласования со всеми министрами и чиновниками. Нас пригласили в Госплан.

- К председателю Николаю Байбакову?

- Совершенно верно. Байбаков познакомился в Брехманом. Они пообщались. Николай Байбаков нас услышал. Вот после этого и началось финансирование работы ученых, разрешили организовать полигонные испытания. Производить экспериментальный напиток определили Грузию.

- А как появилось название «Золотое руно»?

- В процессе взаимодействия с Советом министров Грузии. Для того, чтобы Грузия начала производить продукт, республика потребовала дополнительные фонды на спирт. Ей дали квоту на спирт из груш. И это стало подарком для Грузии, которая не знала, что делать с грушами, посаженными по всей республике во времена Сталина. Груши были очень сахаристыми, но плохо хранились (падая, превращались в лепешку).

- Испытывать «Золотое руно» решили сразу на Колыме?

- Обсуждать, где испытывать начали сразу, как научились делать «Золотое руно». Озвучивали разные варианты. Испытания хотели провести даже на родине института - в Приморском крае. Но вот на горизонте появился Мирон Маркович Этлис. Он занимался проблемой алкоголя у населения северных монголоидов. Очень умный и знающий человек. Вызвали его к себе в институт, пообщались, предложили провести эксперимент на Колыме, в Северо-Эвенском районе. Первый секретарь Магаданского обкома Николай Мальков эту идею поддержал.

- Чудо-водку на Колыму завезли без проблем?

- Сначала нужно было вывезти обычную водку, а потом завезти «Золотое руно». Обе операции оказались сложными. При разгрузке барж со спиртным даже погибли грузчики (упали за борт).

- Как вспоминают старожилы, «Золотое руно» на вкус оказалось горьковатым. Народ не возмущался?

- Ругани было много. Водку сразу прозвали шерстью. Где-то кто-то умер в пьяном состоянии, так сразу письмо в инстанции, жалобы, мол, от вашей гадости люди умирают. Приходилось отписываться. Тем не менее, статистика была в нашу пользу. МВД объединилось с медиками. И все алкогольные преступления фиксировались в рамках наших общих мировоззрений. За 10 месяцев мы улучшили ситуацию в этом районе.

Население района было небольшое -  12 тысяч человек. Наблюдение шло легко. Главное, там жили эвены. Вот на  них обращали отдельное пристальное внимание. От «Золотого руна»  метаболизм у эвенов становился как у европеоидов. Оказалось, напитком можно влиять на генотип!

- Почему тогда при таких чудесах эксперимент прекратили?

- Потому что объявили сухой закон. В это время я был в Грузии на конференции и наблюдал, как заволновались грузины. Ведь их республика традиционно производила алкогольную продукцию. А тут сухой закон. Грузины боялись, что их заставят вырубить всю виноградную лазу. В общем, началась общегосударственная борьба и пропаганда трезвого образа жизни. Наш эксперимент остановили. Николай Мальков, который больше всех ратовал за эксперимент, тут же замолчал. Лабораторию Мирона Этлиса закрыли. Остатки «Золотого руна» допили.

- Вас не начали притеснять?

- Начались гонения на Брехмана, на меня. Оба мы получили по инфаркту. В ЦК КПСС даже создали специальную комиссию для расследования того, как два еврея спаивают русский народ. К счастью, нас защитили ученые. А то могли лишиться званий и степеней. Я плюнул на все это и с папкой материалов уехал в Швецию. Проработал там заместителем директора института лекарственных растений.

Беседовал Николай Добротворский

Тогда, в начале нулевых, Александр Буланов признавался, что очень счастлив вернуться в Россию. На родину его пригласили московские бизнесмены, при поддержке которых ученый создал похожий на «Золотое руно» продукт, с «рабочим» названием – СКС-211. С 2003 года мне не было ничего известно о работе Александра Буланова.



juryonyxman.livejournal.com

Полезная водка. от Андрей за 18 сентября 2014 на Fishki.net

Водочная одиссея

Дальнейшая эпопея сорокаградусного «Золотого руна» заслуживает своего Гомера. Вокруг новой водки развернулись баталии с вмешательством олимпийских небожителей из ЦК КПСС и правительства СССР. Бывший председатель Госплана СССР и одновременно бессменный член комиссии Политбюро ЦК КПСС по борьбе с алкоголизмом Н.К.Байбаков недавно признался, что об антиалкогольном действии экстракта узнал непосредственно от профессора Брехмана и расценил эту информацию как перст судьбы.

«Захватив с собой одну бутылку водки с капримом, – пишет Байбаков, – я прибыл на заседание комиссии, чтобы рассказать о результатах работ, проведенных учеными, и наглядно продемонстрировать продукцию с тем, чтобы внести предложение о производстве и реализации этой водки в одном из районов страны.

Один из членов комиссии, заведующий Отделом ЦК КПСС Б.И.Гостев, увидев принесенную мной бутылку, выхватил ее у меня и унес к себе в кабинет, мотивируя тем, что приносить водку в здание ЦК КПСС неудобно.

На заседании комиссии под председательством А.Пельше я рассказал присутствующим о целесообразности производства и возможности употребления водки с капримом. Членам комиссии эта информация показалась убедительной, и они согласились с моим предложением. Как-то в конце субботнего дня ко мне в кабинет пришел мой первый заместитель Н.И.Рыжков с проектом государственного бюджета на очередной год и рассказал о трудностях, которые возникли при его разработке.

– Одна из причин, – пояснил он, – это снижение производства спиртных напитков.

Николай Иванович был возбужден до предела. Его поджимали сроки, необходимо было представлять план, а сделать этого он не мог, беспокоила несбалансированность плана. Тогда я рассказал ему о водке с капримом и предложил испытать действие водки на себе, сказав, что если с нами случится беда, то на работе это не отразится, ведь завтра воскресенье и день не рабочий. Скрепя сердце он согласился, и мы вместе с ним опорожнили эту бутылку, закусив яблоком. Домой уехали навеселе. Утром следующего дня я не ощутил ухудшения самочувствия и подумал, что, если бы мне пришлось выпить в таком количестве обычной водки, я был бы неработоспособным и, наверное, лежал бы в постели. В понедельник утром, перед тем как приступить к работе, узнал у Николая Ивановича, что и он чувствовал себя превосходно. Это обстоятельство в значительной мере побудило меня активнее взяться за проведение широкого эксперимента». Надо полагать, что самоотверженные опыты с новой водкой ставили на себе и другие представители советской и партийной элиты. Судя по всему, напиток действовал без осечки. Результатом стало решение испытать действие водки с капримом на широких массах трудящихся в одном из отдаленных регионов России. Так появился на свет проект под вычурным названием «Полигонные испытания действия крепкого алкогольного напитка «Золотое руно». Тогдашний секретарь обкома Магаданской области Н.Мальчиков с радостью и энтузиазмом откликнулся на зов, и работа закипела.

В Кахетии изготовили партию водки «Золотое руно» и быстренько доставили в Магадан. Для испытаний выбрали два достаточно изолированных района Магаданской области с 59 населением по 8 тысяч человек и одинаковой заболеваемостью алкоголизмом (около 10% населения). В контрольном Ольском районе ассортимент алкогольных напитков остался прежним, а в соседний Северо-Эвенкский район завезли только «Золотое руно»: в этом районе, кроме новой наукоемкой алкогольной продукции, выпить было нечего. Испытания были рассчитаны на два года. Но ровно через десять месяцев грянуло Постановление ЦК КПСС и Совмина о преодолении пьянства и алкоголизма. На испытателей моментально обрушился вал директивных предписаний прекратить спаивание населения. Но поезд уже ушел:

«Золотого руна» завезли в расчете на два года, и оставалось только ждать, когда народ его оприходует. Тем не менее все исследования были насильно прекращены, и народ продолжал уничтожать новый напиток безнадзорно.

Остались лишь результаты за десятимесячный отрезок времени. И они были потрясающими. В контрольном Ольском районе потребление алкоголя продолжало увеличиваться, а в Северо-Эвенкском снизилось на 27 процентов. Переход населения на новую водку привел к резкому уменьшению количества пьяных и бытовых травм, а самое главное, вдвое снизилось число алкогольных психозов. Произошла и еще одна, не совсем понятная вещь – резко возросло количество обращений к врачам поликлиник и районной больницы по поводу самых разных заболеваний. Сами врачи расценили это так: у трезвеющего народа появилось свободное время, и он стал больше следить за своим здоровьем.

Слух о чудо-водке, которую хлещут эвенки, облетел весь Дальний Восток. Все желали тоже стать подопытными. Нефтяники и газовики, работающие за сотни верст от подопытного района, снаряжали туда вертолетные экспедиции. В итоге двухлетний запас легендарного напитка был уничтожен за полтора года.

Окончился эксперимент драматично. Его проглотил другой широкомасштабный эксперимент партии и правительства над всем народом. Когда во Владивосток приехал Горбачев, профессор Брехман пробился к нему и изложил печальную историю «Золотого руна». Генсек приказал разобраться. Разборка была быстрой – запретить и заклеймить.

fishki.net

Изобретатель «Золотого руна»: gorozanin — LiveJournal

В одном из своих постов я публиковал свое многолетнее журналистское исследование об уникальном эксперименте на Колыме: как ученые Приморского края, изучая адаптогены, изобрели беспохмельную водку (алкогольный напиток на основе грушевого спирта и вещества «каприм»), а испытали ее на жителях Северо-Эвенского района Магаданской области. Лабораторией ученых-изобретателей руководил Александр Буланов.

У меня осталось интервью с  Александром Булановым, нигде ранее не опубликованное. Беседа состоялась в Москве в 2003 году.


- Александр Евгеньевич, все-таки, есть ли у русских культура питья? Своя идеология?

- К сожалению, у нас дурно воспитан народ. У него вбито в голову, мол, русские любят чистую водку, а вот англичане дураки, поскольку пьют в основном крашенные напитки: бренди, коньяки и виски. Оказалось, что с точки зрения медицины как раз англичане и не дураки.

Дело в том, что алкоголь нуждается в протекции. Организм человека должен принимать не чистые атомы этанола. А в сочетании с чем-то. Это сочетание как раз есть результат 800-летнего опыта производства крепких алкогольных напитков, которые выработали англичане. К сожалению, такая алкогольная идеология пока в нашей стране не прижилась.

- Вернемся к эксперименту с «Золотым руном». Правда, что его проведение пробивали на самом высоком уровне? И на этот уровень ученым пришлось проставляться?

- Все правда. Подготовка эксперимента шла на уровне руководства страны. Я лично подавал ящики с экспериментальным напитком в Совет Министров СССР. «Золотое руно» поступало в Кремль регулярно, шесть месяцев подряд.

Я тогда был главным ответственным исполнителем за эксперимент. С профессором Израилем Брехманом мы работали в академическом институте (биологически активных веществ Дальневосточного отделения АН СССР). Он руководил отделом, я же - лабораторией, где создавали каприм.

- А как нашли это вещество?

- Идея была очевидной. Чистый алкоголь вредит организму. А если знать, что в него добавить? Искать начали в области классического виноделия. Поехали в Грузию. Выяснили, что при производстве вина и коньяков везде участвует определенное соединение вещества. Выделили его, провели эксперимент на крысах. Получили великолепные результаты. Вот тогда и стали думать о том, что любую водку можно превратить в хороший коньяк. И начали стучать во все двери.

Израиль Брехман написал письмо в Политбюро. Началось движение. В Политбюро понимали, что нельзя спаивать народ и при этом строить коммунизм. Поэтому наше предложение им показалось интересным. Впервые было принято дать зеленый свет нашим исследованиям в 1982 году на специальном совете наркологии (на нем я выступил с докладом). После этого завязались переписка, согласования со всеми министрами и чиновниками. Нас пригласили в Госплан.

- К председателю Николаю Байбакову?

- Совершенно верно. Байбаков познакомился в Брехманом. Они пообщались. Николай Байбаков нас услышал. Вот после этого и началось финансирование работы ученых, разрешили организовать полигонные испытания. Производить экспериментальный напиток определили Грузию.

- А как появилось название «Золотое руно»?

- В процессе взаимодействия с Советом министров Грузии. Для того, чтобы Грузия начала производить продукт, республика потребовала дополнительные фонды на спирт. Ей дали квоту на спирт из груш. И это стало подарком для Грузии, которая не знала, что делать с грушами, посаженными по всей республике во времена Сталина. Груши были очень сахаристыми, но плохо хранились (падая, превращались в лепешку).

- Испытывать «Золотое руно» решили сразу на Колыме?

- Обсуждать, где испытывать начали сразу, как научились делать «Золотое руно». Озвучивали разные варианты. Испытания хотели провести даже на родине института - в Приморском крае. Но вот на горизонте появился Мирон Маркович Этлис. Он занимался проблемой алкоголя у населения северных монголоидов. Очень умный и знающий человек. Вызвали его к себе в институт, пообщались, предложили провести эксперимент на Колыме, в Северо-Эвенском районе. Первый секретарь Магаданского обкома Николай Мальков эту идею поддержал.

- Чудо-водку на Колыму завезли без проблем?

- Сначала нужно было вывезти обычную водку, а потом завезти «Золотое руно». Обе операции оказались сложными. При разгрузке барж со спиртным даже погибли грузчики (упали за борт).

- Как вспоминают старожилы, «Золотое руно» на вкус оказалось горьковатым. Народ не возмущался?

- Ругани было много. Водку сразу прозвали шерстью. Где-то кто-то умер в пьяном состоянии, так сразу письмо в инстанции, жалобы, мол, от вашей гадости люди умирают. Приходилось отписываться. Тем не менее, статистика была в нашу пользу. МВД объединилось с медиками. И все алкогольные преступления фиксировались в рамках наших общих мировоззрений. За 10 месяцев мы улучшили ситуацию в этом районе.

Население района было небольшое -  12 тысяч человек. Наблюдение шло легко. Главное, там жили эвены. Вот на  них обращали отдельное пристальное внимание. От «Золотого руна»  метаболизм у эвенов становился как у европеоидов. Оказалось, напитком можно влиять на генотип!

- Почему тогда при таких чудесах эксперимент прекратили?

- Потому что объявили сухой закон. В это время я был в Грузии на конференции и наблюдал, как заволновались грузины. Ведь их республика традиционно производила алкогольную продукцию. А тут сухой закон. Грузины боялись, что их заставят вырубить всю виноградную лазу. В общем, началась общегосударственная борьба и пропаганда трезвого образа жизни. Наш эксперимент остановили. Николай Мальков, который больше всех ратовал за эксперимент, тут же замолчал. Лабораторию Мирона Этлиса закрыли. Остатки «Золотого руна» допили.

- Вас не начали притеснять?

- Начались гонения на Брехмана, на меня. Оба мы получили по инфаркту. В ЦК КПСС даже создали специальную комиссию для расследования того, как два еврея спаивают русский народ. К счастью, нас защитили ученые. А то могли лишиться званий и степеней. Я плюнул на все это и с папкой материалов уехал в Швецию. Проработал там заместителем директора института лекарственных растений.

Беседовал Николай Добротворский

Тогда, в начале нулевых, Александр Буланов признавался, что очень счастлив вернуться в Россию. На родину его пригласили московские бизнесмены, при поддержке которых ученый создал похожий на «Золотое руно» продукт, с «рабочим» названием – СКС-211. С 2003 года мне не было ничего известно о работе Александра Буланова.



gorozanin.livejournal.com

Глава вторая Больше, чем преступление, или Как выплеснули с водой ребенка

Глава вторая

Больше, чем преступление, или Как выплеснули с водой ребенка

За годы «сухого закоан» закрыли сотни винных заводов, уничтожили треть виноградников СССР. Повесился директор «Магарыча», крымского института вина, не выдержал надругательства над делом всей жизни. Крым громили с каким-то странным изощрением. Нависла угроза и над его жемчужиной – виноградниками Коктебеля, что располагались на склоне потухшего вулкана Кара-Даг. Но – не случилось. Пришла команда превратить эту местность в заповедную зону. Никто не знал и не понимал причин такого решения. Осветил ситуацию Александр Яковлев, советник Горбачева, написавший мемуары. Оказывается, виноделы Франции, Италии, Испании не раз обращались к Горбачеву с призывами не уничтожать крымские виноградники, слали письма протеста, телеграммы, писали статьи. Но маховик «сухого закона» остановить было невозможно, до уничтожения виноградников оставалось меньше недели, и только чудо могло спасти Крым. И чудо случилось. На решение Горбачева повлиял писатель Жорж Сименон, создатель образа комиссара Мегрэ. Будучи любителем двух напитков – фламандского кальвадоса и коктебельского коньяка, «напитка со склонов вулкана», как называл его писатель, он обратился к Горбачеву с просьбой спасти виноградники Крыма: «…Мы знаем Вас как умного и взвешенного лидера, и оттого вдвойне непонятно Ваше желание уничтожить величайший, божественный дар человечеству – удивительные виноградники Коктебеля – в мире нет подобного места, где плодоносит лоза на склонах вулкана… Лоза – источник жизни, и в стремлении убить ее заключены варварство и жестокость – даже немцы, придя во Францию во Вторую мировую войну, оставили наши виноградники нетронутыми. Как же можно уничтожать собственное богатство, как можно уничтожать самих себя?».

Письмо Горбачев получил перед сном, а ночью ему снилось, как люди в черной форме СС сжигают виноградники. Наутро у него был нервный срыв. Срывающимся голосом он надиктовал телеграмму не трогать виноградники. Странно, но вскоре пришел конец и всей антиалкогольной компании. Сименон виноват? Или комиссар Мегрэ, один из любимых литературных героев Горбачева?.. У комиссара, между прочим, «всегда была в запасе бутылка коньяка и рюмки». Не из Коктебеля ли?

Виноградники спасли. Но много – угробили на корню.

До «сухого закона» в СССР выпускалась водка «Богатство Сибири». Нет, нет, не в честь Егора Кузьмича Лигачева. Писатель-эмигрант Петр Вайль, посетив Сибирь, осознал значение водки в деле освоения этого края: «…Под юрок, строганину и подвяленный над огнем позем из муксуна идет русская водка – неотъемлемая часть жизненного комплекта. Цивилизаторская миссия России без этой части была бы невозможна. На Кавказе водка натолкнулась на местное вино, но Средняя и особенно Северная Азия были покорены безусловно. По сути, бутылка оказалась единственной точкой схода ни в чем не схожих укладов. Либералов конца XIX века как-то особенно огорчало, что аборигенов спаивали дрянью. Газета «Сибирский листок» рассказывала в 1893 году, как для угощения водка «припасается самого лучшего достоинства в том прямом и вполне верном расчете, что дикие гости по своей первобытной наивности склонны будут думать, что и продаваемая им водка будет такого же высокого качества». Жаль, конечно, остяков и вогулов, но себя жальче: «Солнцедара» не вынес бы никакой самоед. И ничего, вот даже грамоте не разучились. А. Дунин-Горкавич в книге «Тобольский Север» сообщает: «За маленького оленя дают две-три бутылки, за среднего – пять, а за большого – восемь бутылок…» Сибирские народы научились пить по-русски – что немало, не всем дано…» (77. Вайль. Карта Родины. М.: КоЛибри 2007. – Прим. А.Н.)

А вот тут я говорю: «Петр Вайль, ты не прав!» Сибирские народы и нельзя учить пить «по-русски», для них – это смерть. Дай чукче стакан водки – выпьет, не морщась, попросит еще. А потом – еще. И еще. А через год-два просто сгорит человек от алкоголизма, и никто его не спасет, потому как малые северные народы и водка – вещи несовместные. Нет у него в организме ферментов, которые способны переработать этиловый спирт. Северные люди пьют водку, как воду, не умея остановиться. Смертность из-за водки тут огромная. Веками малые народы формировали свой рацион питания, ели ту пищу, которую давала им дикая природа – мясо рыбы, оленину. Пришла европейская цивилизация с макаронами, консервами, картошкой, хлебом, всем тем, чего тут не знали никогда и что по большому счету местным желудками во вред. А новый «закусочный стол» потребовал водку. Для лучшего переваривания пищи. До водки местные жители дурманили мозг перетертыми поганками. Занятие не было массовым. Зато водка сплотила всех, создав у людей практически неразрешимую проблему алкогольной зависимости. Диагноз был печальный: водка, этиловый спирт для аборигенов Севера – смерть. Но дорога к повальной трезвости долгая и тернистая. Как быть? И случилось чудо. Именно для малых народов Севера умные люди в Москве придумали безопасную водку. Ни вкусом, ни запахом она не отличалась от настоящей. Единственное отличие – она не несла гибель людям. Это была революция в мире крепкого алкоголя. Но проекту, увы, помешали трезвые реформы Горбачев-Лигачева.

«Северный завоз». Приведу рассказ знакомых моряков, осуществлявших на Север продовольственные «завозы»: «…Как только мы бросили якорь на рейде, с берега к нам помчались сотни лодок, катеров, плотов, каких-то немыслимых плавсредств. Люди с лицами самых пропащих алкоголиков облепили наш корабль, и начался такой ор, что можно было затыкать уши: «Водку, водку, рюсски, давай водку!». Я не знаю, кто они были – коми, манси, чукчи, но они готовы были менять «на бутылку» все – шкуры нутрий, белок, енотов, поделки из клыков, рогов, удивительной красоты вручную расписанные ткани, унты, шапки. И сильно озлоблялись, если водки не было. Могли даже выстрелить по морякам из винтовки. Конечно, мы шли им навстречу, жалели их, осуществляли обмен, хотя нам это делать запрещали строго-настрого. Говорили, что им пить нельзя. Но мы-то не верили! Думали, просто пропаганда! Среди нас, конечно, были лихие ребята, которые сюда не первый раз шли. Они-то знали, какая цена у водки в здешних краях. Брали ящиками самую дешевую, в обмен… А когда мы вечером шли в город, то прямо возле порта видели, как эти люди валялись штабелями, не имея сил подняться. Они были совершенно пьяны. Там были и мужчины, и женщины, и даже семилетние дети. Какой-то Апокалипсис! Не исключаю, что кто-то был и мертв». Однако «свет в конце тоннеля» все-таки замаячил и появился шанс излечить запойных северян. И это было еще до Горбачева.

«Золотое руно». Водке «Золотое руно» было предназначено спасти «малые народы» Сибири от алкоголизма. Но почему не случилось? Эту почти детективную историю мне рассказал В.П. Нужный. У него много титулов: доктор медицинских наук, руководитель лаборатории токсикологии Научно-исследовательского института наркологии Минздрава РФ, эксперт Государственной Думы Федерального Собрания РФ по вопросам производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции, действительный член Международной академии виноградарства и виноделия. Писатель. Оказывается, советские врачи многие годы решали вопрос о том, как сделать «безопасную» водку. По принципу: «Если водка – яд, то должно быть и противоядие». Этими вопросами озадачился профессор И.И. Брехман в Дальневосточном отделении Академии наук СССР. Начал с изучения корейской водки, настоянной на женьшене. Она не вызывала похмелья. Но женьшень был дорог, а водка не могла быть дорогой, иначе ее не станут покупать. Осмыслив это, Брехман стал искать «противоядие» внутри собственной страны.

Экспериментировал с элеутерококком. Эксперимент на крысах показал, что зараженные алкоголизмом особи, принимая элеутерококк, становятся «трезвенниками». С людьми этого добиться не удалось. Брехман пошел дальше. Почему не спиваются люди, испокон веку пьющие красное вино? Пьют много, а пьяницами не становятся, в салат лицами не падают, живут до 100 лет. Создал из отходов винограда экстракт «каприм» и… отрезвил им тысячи подопытных крыс-пьяниц.

Выяснилось, что «каприм» притормаживает окисление спирта до уксусного альдегида и избавляет организм от самого вредного метаболита этилового спирта. Более того. С «капримом» крысы стали устойчивы к самым вредным воздействиям. Они выживали в условиях сверхтропической жары, их нельзя было отравить даже сильными ядами. Повышалась способность к тяжелой мышечной работе. Для чукчей, якутов, манси и других малых народов, которых водка валила снопами, это было спасение!

Но это было спасение и для всего русского народа! На чукчах Брехман проверил действие «каприма», и результаты проверки его шокировали: по устойчивости к алкоголю «испытатели» сравнялись с европейцами! Проверил еще раз, и еще раз этот факт подтвердили. Это была настоящая революция в водочном деле! Тут же выпустили водку с добавкой «каприма», дав ей звучное название «Золотое руно». Эта водка должна была спасти Сибирь, ее «малые» и большие народы.

Но… Как всегда бывает в нашей стране, на пути прогресса и Брехмана встали непреодолимой стеной разного рода обстоятельства. Дальше начинается детективная история, в которую вовлекаются и члены правительства СССР, и партийные лидеры, и даже простые пьяницы.

Детективная история. Первое действующее лицо детектива – Н.К. Байбаков. Бывший председатель Госплана СССР и член комиссии Политбюро по борьбе с алкоголизмом. На него вышел профессор Брехман, и Байбаков назвал их встречу «перстом судьбы». Его рассказ: «Захватив с собой одну бутылку водки с «капримом», я прибыл на заседание комиссии, чтобы рассказать о результатах работ, проведенных учеными, и наглядно продемонстрировать продукцию с тем, чтобы внести предложение о производстве и реализации водки в одном из районов страны. Один из членов комиссии, заведующий отделом ЦК Б.И. Гостев, увидев принесенную мною бутылку, выхватил ее у меня и унес к себе в кабинет, мотивируя тем, что приносить водку в здание ЦК КПСС неудобно… Как-то в конце субботнего дня ко мне в кабинет пришел мой первый заместитель Н.И. Рыжков с проектом по плану о государственном бюджете на очередной год и рассказал о трудностях, которые возникли при его разработке…».

Трудности Рыжкова и бюджета были просты: снижение производства спиртных напитков. «Николай Иванович был возбужден до предела. Его поджимали сроки, необходимо было предоставить план, а сделать этого он не мог… Тогда я рассказал ему о водке с «капримом» и предложил испытать действие водки на себе, сказав, что если с нами случится беда, то на работе это не отразится, ведь завтра воскресенье и день не рабочий. Скрепя сердце он согласился, и мы вместе с ним опорожнили эту бутылку, закусив яблоком. Домой уехали навеселе. Утром следующего дня я не ощутил ухудшения самочувствия и подумал, что, если бы мне пришлось выпить в таком количестве обычной водки, я был бы неработоспособным и, наверное, лежал бы в постели. В понедельник утром, перед тем, как приступить к работе, узнал у Николая Ивановича, что и он чувствовал себя превосходно. Это обстоятельство в значительной мере побудило меня активнее взяться за проведение широкого эксперимента…».

Широкий эксперимент. Дальше – больше. В эксперимент вовлекались и коллективы, и целые республики. В 1983-м году секретным постановлением ЦК эксперимент с «капримом» разрешили. В деревне Большое Лило под Тбилиси (Грузинская ССР) построили для розлива водочный завод. Как вспоминают медики: «…ученых в Лило встречали, как космонавтов, ведь для завода в деревню подвели железную дорогу и водопровод». (По другой версии завод построили в Кахетии. – Прим. А.Н.)

Первые ящики с водкой попали прямиком в кремлевский буфет. Их с энтузиазмом разносили по коридорам грузчики со степенями кандидатов медицинских наук. Решено было начать эксперимент с Сибири. Секретарь обкома Магаданской области Н. Мальчиков «с радостью и энтузиазмом» откликнулся на предложение «испытать действие водки с «капримом» на широких массах трудящихся в отдаленном регионе России». Выбрали два района – Северо-Эвенкский и Ольский, где народ поголовно спивался. Больше 10 % населения тут были законченными алкоголиками. Из всех сельмагов изъяли обыкновенную водку, заменив ее «Золотым руном». В Ольском районе оставили простую водку, а в Северо-Эвенкский, самый отдаленный в СССР, завезли «Руно».

Вспоминает Мирон Этлис, руководивший в те годы «полигонными испытаниями»: «…Водяры в район завезли на два года. Хотя это была сложная операция. На разгрузке погибли несколько грузчиков. Мужики падали с мостика и уже не всплывали – их давило бортами судов».

Операция была строго засекречена. Никому ничего не объясняли. Обследование пьющих маскировали под диспансеризацию населения. Подозрений это не вызвало, их в СССР проводили без счета и к ним привыкли. Мой знакомый Михаил Буланов, участвовавший в этом секретном эксперименте, рассказывал: «Бабка опилась и умерла под забором. Нас обвинили и заодно «Золотое руно». Мы объясняем: так она выпила аж 3 бутылки, при чем тут «Руно»! Еле отбоярились, проект был под угрозой закрытия».

Статистика в пользу ученых. Что показали «полигонные испытания»? То, что статистика была в пользу ученых. В Ольском районе, где пили обычную водку, потребление алкоголя увеличивалось день ото дня, а с ним и проблемы – алкогольные психозы, «пьяные» травмы и т. д. А вот в Северо-Эвенкском районе случилось чудо: потребление алкоголя за неполный год упало на 27 %! Это была сенсация, ведь Всемирная организация здравоохранения «дает» 15 лет на снижение потребления алкоголя на 25 %. В подопытном районе не было ни одного случая алкогольных психозов, а причиной четырех случаев «белой горячки» оказалась водка, завезенная из соседнего, «пьяного» района.

Грустная развязка. По словам В.П. Нужного, эксперимент был рассчитан на 2 года, а ровно через 10 месяцев «грянуло» Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР о преодолении пьянства и алкоголизма. Пришел в «трезвый» район приказ: прекратить спаивать население! По-сколько водки было завезено много, «Золотое руно» уничтожалось уже бесконтрольно. Слух об этой водке облетел весь Дальний Восток. Нефтяники и газовики снаряжали сюда вертолетные экспедиции, подтягивались добытчики золота и алмазов. Но это не конец истории.

Горбачев едет во Владивосток, и там к нему пробивается профессор Брехман. Чуть не в ноги падает, просит защитить эксперимент! Горбачев обещает разобраться. А разобрались… с самим Брехманом. Эксперимент запретили, а Брехмана заклеймили… Есть другая версия у этой истории.

Горбачев едет во Владивосток, а Мирон Этлис едет в Москву, чтобы передать ему результаты испытаний «Золотого руна». Естественно, к Горбачеву пробиться не удалось, но помочь взялся профессор Н. Копыт из института Сербского, который был вхож в ЦК партии. С документами он едет к Горбачеву, но по дороге у него случается инфаркт. Его везут в больницу, а портфель с бумагами и письмом Горбачеву якобы попадает в руки Лигачева, члена Политбюро. Тот, опять же, якобы звонит в Магаданский обком и устраивает скандал: «Мы готовим постановление по борьбе с пьянством, а вы людей водкой поите! Все запретить!»

Лигачев не помнит про свое участие в проекте «Золотое руно», считает всю эту историю выдумкой и клеветой. Однако это не так. Михаил Буянов рассказывает, как он и его коллега Брехман попали в «оборот» в годы «сухого закона». На спецкомиссии ЦК по «Золотому руну» кто-то брякнул: «Два еврея хотят споить русский народ!» Даже хотели лишить ученых званий.

Кстати, жители Северо-Эвенского района, узнав что стали участниками экперимента, тут же окрестили себя «подопытными кроликами». А «Золотое руно» – «шерстью». К продавцам обращались так: «Дай-ка кроликам шерсти». Так что, Петр Вайль был не прав, говоря, что русские не научили и, видимо, уже не научат пить водку сибирские малые народы. Увы!

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Водка Золотое руно | Коньяк. Всё о французском коньяке

Не только в России, но и в мире, активно ведутся эксперименты по созданию водки будущего. В далеком 1980 году в СССР появилась первая водка, после употребления которой, не было похмелья. Назывался экспериментальный напиток «Золотое руно». Главной особенности новой водки было вещество, которое нейтрализовало последствия воздействия сильного употребления алкоголя. Этот «целебный» ингредиент был получен из плодоножек винограда. Вот, что рассказал один из авторов водки «Золотое руно» Владимир Нужный: «Все опыты сначала проводились на крысах и споили мы их великое множество. Но в результате опытов было установлено, что чудодейственный экстракт полностью ослабляет и нивелирует все плохие стороны алкоголя.

Испробовав все свойства водки, ученые после благословения свыше, с радостью перешли на эксперименты с людьми. В частности водка золотое руно впервые была испытана на жителях крайнего Севера. От желающих попробовать напиток не было отбоя. Да и сами изобретатели не прочь были испить свое детище.
По отзывам, употребляющих «Золотое руно», после приема чудо-водки им хотелось работать и вести активный образ жизни. Вот таким образом новый вид алкоголя появился в высоких кабинетах советского Кремля. Владельцы кабинетов также отзывались о напитке похвально, так говорят экспериментаторы.

Вспоминает Владимир Нужный: «От желающих испытать чудо-алкоголь не было отбоя». В результате испытаний, изобретенный двухгодичный запас чудо-напитка, был ликвидирован за полтора года. Восполниться запасу было не суждено. В 1985 году оборвалось производство «эликсира трезвости». В этом году была начата Михаилом Горбачевым антиалкогольная компания.

Ещё читали:
Водка Царская золотая (подробнее тут)

Новые поиски трезвой мечты были начаты только в 2000 году. Выпуск алкогольного напитка встал на промышленные рейсы. И за последнее время появилось множество новых наименований чудо-водки: беспохмельная, горилка, водка, самогон и, что-то на подобие «бренди».

Беспохмельный самогон «У-ух» начал выпускаться в Томске. Такие названия как антипохмельная водка «Грань» и «Кузнечанка» обрели свое рождение в Новокузнецке. В эту водку добавляли аромат цитруса.
Придают водке чудодейственную силу, по словам создателей, углеводы «бонификатор» и анисовое масло. Но на вкус – водка, ни чем не отличается от обычной.

cognacguide.ru

В России изобретают рецепт «беспохмельной» водки / vlasti.net

От опытов на крысах исследователи с радостью перешли на эксперименты с людьми. Изобретение пробовали на вкус жители Крайнего Севера, бессчетное число добровольцев и сами изобретатели…

В России и в мире который год ведутся эксперименты по созданию водки нового поколения. Первая беспохмельная водка в СССР в 1980-е годы называлась «Золотое руно». Главным ее «целебным» ингредиентом было выделенное ими из плодоножек винограда вещество, которое якобы является нейтрализатором всех вредных последствий, вызванных неумеренным потреблением алкоголя. Один из авторов этого изобретения директор НИИ Здоровья РФ Владимир Нужный вспоминал:

 — Крыс споили множество, но зато установили, что волшебный экстракт ослабляет и облагораживает буквально все стороны алкоголя.

От опытов на крысах исследователи с радостью перешли на эксперименты с людьми. Изобретение пробовали на вкус жители Крайнего Севера, бессчетное число добровольцев и сами изобретатели. И по рассказам употребляющих, после обильного возлияния чудо-алкоголя им хотелось работать и вести активный образ жизни. В итоге «Золотое руно» появилось в самых высоких кабинетах советского Кремля. По словам экспериментаторов, хозяевам этих кабинетов напиток нравился.

 — Все желали стать подопытными, — с гордостью говорил доктор Нужный. — В итоге двухгодовой запас изобретенного напитка был уничтожен за полтора года.

Но запас не был восполнен. Судьба «эликсира трезвости» оборвалась во время антиалкогольной компании, объявленной Михаилом Горбачевым в 1985 году.

СЕКРЕТНЫЕ ПИЛЮЛИ КГБ

Вновь за воплощение трезвой мечты взялись только в начале 2000 года. Выпуск забытого «эликсира» встал на промышленные рельсы. И за последние девять лет появилось множество наименований беспохмельной водки, горилки, самогона и даже «типа брэнди».

Так в Томске появился беспохмельный самогон «У-ух», в Новокузнецке — антипохмельная водка «Грань» и «Кузнечанка» с добавлением аромата цитруса. По словам их создателей, чудодейственную силу этой алкогольной продукции придают анисовое масло и углеводы «бонификатор». Но вкус – как у обычной.

Ирбитский производитель водочных изделий «ВостокАлко» объявил, что разработал уникальную рецептуру водки, которая не только не вредит здоровью, но даже улучшает общее физическое состояние человека. Ее назвали «Каменск-Уральская праздничная». По словам заведующей лабораторией предприятия «ВостокАлко» Ирины Боруховой, в состав напитка входит глицин, который способствует повышению жизненного тонуса и улучшению общего состояния выпивающего. Кроме того, глицин полностью нейтрализует те составляющие водки, которые оказывают губительное воздействие на печень.

Болгарская ликеро-водочная фирма Vinprom AD выпустила водку марки «Шок», которая, по уверениям руководства фирмы, противодействует похмелью. Эта якобы водка содержит смесь витаминов C, B1 и B2, а также мед (!), молоко (!) и другие биоактивные элементы, которые ускоряют переработку алкоголя организмом, благодаря чему утро после веселой ночи становится не таким кошмарным.

А в США распространяют пока не водку, а таблетки с экстрактом виноградных плодоножек. Их называют «секретными пилюлями КГБ», с помощью которой русские выведывали тайны у западных резидентов за бутылкой, оставаясь трезвыми.

ЗАГАДОЧНАЯ ДОБАВКА

Чудо-водку изобрели пару лет назад и на Московском межреспубликанском винодельческом заводе. Ее секрет кроется будто бы в ингредиентах популярного напитка: йодированной соли и веществе «фрулакт», убивающих токсические примеси и препятствующих проникновению в кровь алкоголя. Поэтому опьянение якобы происходит медленней и длится недолго.

 — Официальные исследования нашей водки, проведенные НИИ наркологии Минздрава РФ, позволили заключи

vlasti.net


Смотрите также